Лекция 1 - Вступление. Первая проблема английского языка - произношение

Родительская категория: ROOT Категория: Английская грамматика

Официальный сайт автора данного курса лекций: https://eng-professor.ru/

Вы пришли сюда по рекомендациям людей, которых вы знаете. Стало быть, вы обо мне уже слышали. Тем не менее, я себя назову. Меня зовут Александр, и отчество у меня Николаевич. Но поскольку на Западе отчеств нет вообще, прошу называть меня Alexander. Так лучше. С вашего согласия, взаимно прошу, чтобы и вы дали мне разрешение называть вас тоже по именам. Это правильней. И вам это удобней.

Я всех вас буду знать по именам достаточно скоро, память у меня хорошая. А если вы захотите, то мы можем сделать то, что мы с некоторыми группами делали, и всем это было в большую радость. Я могу предложить вам на выбор огромный спектр буржуйских имен. И скажем, Зина станет Alice, а Витя, скажем, станет Chris. И мы сделаем себе такие бэйджики, где вверху напишем русское имя, а внизу английское.

Причем очень многие потом по телефону мне звонят и говорят: «Я, Витя».

Я говорю: «Какой Витя?».

- Ну, Chris!

Я говорю: «А, всё вспомнил».

Должностей и заслуг перед родной властью у меня очень много. Я профессор. Я заведую кафедрой. Я академик международной академии менеджмента в искусстве, культуре и науки. Я работал в лондонском университете достаточно долго, причем в обоих. Там их два. И до сих пор являюсь их внештатным сотрудником, хотя уже достаточно давно не ездил туда, несколько лет. Мои файлы персональные есть во многих американских университетах, где я работал. Правда, опять таки, не обновленные, я уже за ними контроль не веду.

Но это всё ерунда по большому счету. Главное другое. Я безумно люблю английский. Безумно, иногда до потери памяти. И вот для вас это очень важно. Потому что если вы на эту мою волну любви английского настроитесь, откликнитесь, я гарантирую вам, что у вас будет результат.

Сразу предупреждаю о главном. Чем мы отличаемся от всех школ и школок, и от индивидуальных, я извиняюсь, «пидагогов». Чем мы отличаемся? Здесь всё очень серьезно, безумно серьезно. Я вхожу в раж, ору, кричу, пинаюсь. Единственное, что еще никогда не кусался, но может и такое будет. И от вас прошу ответности. Вы должны забыть всё, что у вас сегодня было плохого. Здесь всё своё, здесь всё родное, интересное. Если вы себя будете на это настраивать – у вас будет язык. Через год вы будете им владеть прекрасно.

Но сразу говорю. Любовь тогда возникает, когда любят обе стороны. Когда я люблю вас, а вы любите меня, не меня, а английский во мне, тогда будет всё нормально. Предупреждаю об этом, дальше буду об этом подробней.

А теперь возьмите, пожалуйста, тетрадочки, которые я просил вас всех принести. И откройте их на предпоследней страничке или, в зависимости от подчерка, две отпустите себе. В общем два-три листочка в конце тетрадки. Почему я всегда говорю, что нужно большую (тетрадь), потому что я ориентируюсь на них.

Мы с вами сейчас, сегодня, сделаем главное. Мы поймем для чего вы пришли. Что вы хотите выучить, а я вам скажу как это выучить с минимальной потерей здоровья. И вот этот урок сегодняшний вам очень важно помнить. Потому что иногда человек за деревьями перестает видеть лес. Мы это знаем. Мы заходим в такие дебри английской грамматики, что даже люди достаточно подкованные, потом говорят: «Куда идти-то?». Я говорю: «Вспоминай первый урок, там всё написано».

Итак. У англичан есть лозунги, по которым они строят всю свою жизнь. Не только у англичан, у американцев тоже. Пишем эту фразу: «To reach real progress with joy and pleasure - [tə ri:tʃ rɪəl ˈprəʊɡres wɪð dʒɔɪ ənd ˈpleʒə]». Перевод: «Достичь настоящего успеха (но посмотрите чем они оговаривают это, какими условиями) с радостью и удовольствием». Смотрите, как они глубоко копают. Им не только результат нужен. Им нужно чтобы путь к достижению этого результата приносил вот это. То есть, ободранные бока и обожженная кожа, даже если это увенчалось успехом, их не привлекают.

Он говорит: «Чего ради? Не стоит это того». Вот что мы должны с вами сделать. Мы должны заговорить на английском и при этом получить вот это. «Достичь настоящего успеха с радостью и удовольствием». И вот это попытайтесь, постарайтесь запомнить, потому что это всё реально. Абсолютно реально.

Сразу хочу вам сказать. Если вы где-то когда-то встречали умников, которые закатывая глаза под лоб, говорили: «Ой, английский это так трудно! Это даётся единицам». Плюньте им в глаза. Сразу плюйте им в глаза. Это полное враньё. Это полная лажа. Почему это всё ерунда? Потому что Господь Бог дал нам языки всем одинаковые. И русскому, и англичанину, и немцу. Чем язык у русского отличается по строение от англичанина? Ничем. Значит, если это может говорить английский язык, то всё это может говорить и русский язык. Только надо это сделать. К этому мы будем с вами идти.

Я вообще хочу вам сказать, что вы пришли очень вовремя. Потому что уже сегодня без английского языка почти никуда не пройдешь. Завтра без него не пройдешь вообще уже никуда. Категорически вам это говорю.

Я поездил по свету очень богато. Я из стран света не был только в Австралии, сорвалась поездка по независящим от меня причинам. И вам хочу сказать, что английский язык это золотой ключик в ваших руках будет, которым вы откроете практически любую дверь. Это не слова, это истинная правда. Я знаю тысячи случаев, когда выручали и меня, и моих учеников, выручало только знание языка. Они начинали на пальцах рук и ног что-то пытаться объяснить, на них смотрели как на обезьян и отказывались с ними общаться. Они начинали говорить по-английски, люди начинали подбирать животы, расплывались в улыбках, помогали всем. Примеров миллион, я вам, когда будет повод, свободное время, я вам расскажу.

Значит, английский надо учить. И учить его вот так желательно. Чтобы вы потом вспоминали, что это был такой кайф, это была светлая полоса в жизни. От меня зависящее я вам сделаю всё. Но ещё раз предупреждаю, любовь только с двух сторон нужна. Я за вами бегать не смогу. Вас много, я старенький уже. Если вы будете рвать меня на клочки, я буду этому только рад. Я буду это максимально приветствовать. Сразу даю вам разрешение на это. Чем больше вы будете задавать вопросов мне, чем активнее вы будете себя вести на уроке, тем быстрее и лучше вы выучите английский язык.

И сразу хочу сказать следующее – не пугайтесь большого количества людей в группе. Вас ещё мало. И при изучении английского языка на этом базовом курсе, количество людей абсолютно непринципиально. Более того, чем больше – тем лучше. Ну, в определенном смысле, конечно. Объясняю почему. У меня были всякие варианты, работаю уже тысячу лет с языком. И были люди, когда приходили по одному, выкладывали кучу денег и говорили: «Мне хочется поверить про живую легенду, как о тебе говорят. Давай учиться один на один?». Я говорю: «Давай». Но я хочу сказать, что я нормальный человек и я чувствую себя намного комфортней вот с таким количеством как вы.

Чем вам это выгоднее? Двумя моментами, даже тремя. Первое – это намного дешевле платить. Пропорционально всё. Во-вторых, бывает, что занимаешься один на один с человеком. Ты ему рассказываешь, рассказываешь. Уверен, что он это понял. Он сидит, хлопает глазами и говорит: «Да, понял». На самом деле он не понял. И он не понял, что он не понял. С вами такое бывает? Со мной бывает. А когда это группа, вот он понял, а она не поняла и не поняла, что не поняла. А она не поняла и поняла, что она не поняла и она спрашивает меня об этом. И отвечая ей, я тем самым отвечаю еще раз всем. Понимаете? То есть возникает вот такой принцип взаимного подталкивания. Это очень важно. Не говоря уже о том, что хочется быть не хуже других, правильно? Такой режим какого-то соревнования возникает.

Поэтому еще раз говорю, в группе надо работать очень хорошо. Это очень удобно. Единственное, сразу хочу предупредить. Это колоссально важно, без этого – смерть. Вы должны друг друга полюбить срочно. Срочно друг друга полюбить. Чтобы группа была как семья, это проверено. Я всегда кайфую, когда такое происходит. И в подавляющем большинстве групп такое происходит. Я из группы и зятя себе привел. У меня в группах женились. Разводиться – не слышал.

И я вам приведу пример. Я один раз в Америке был приглашен к очень богатому мужику на день рожденье его сына. Сыну было семь или восемь лет. Это было в штате Texas. Огромная усадьба, бассейн, все 33 удовольствия, там только машин четыре штуки, два гаража большущих, личный шофер. И произошло следующее. Мы взрослые пошли в сторонку, выпили и закусили. А я любопытный всегда от природы был, смотрю ребятишки тусуются вокруг героя торжества. Причем в бабочках все, девчонки восьмилетние в кринолинах таких пышных. Их привезли тоже на машинах. И они там хороводятся, хороводятся. И я думаю, пойду послушаю чего они там хороводятся. А они встали вокруг него хороводом, идут и поют английскую песенку.

Слушайте чего они поют. Идут в эту сторону: «I love you. You love me». Повернулись и: «We are one good family».

I love you – [ˈaɪ lʌv ju]Я люблю тебя.

You love me – [ju lʌv mi:] – Ты любишь меня.

We are one good family – [wi ə wʌn ɡʊd ˈfæməli] – Мы одна добрая семья.

И мне до того стало приятно. Думаю, надо же, как это здорово! Это же кайф! Сделайте себе то же самое. Это только на пользу.

И очень советую следующее. Я вывалю на ваши головы такую гигантскую прорву материала и информации. Причем, информации уникальной, которой не знает практически никто. Потому что получить ее можно только живя и работая в Америке. Ее ни в учебниках, нигде нет. И колоссально важно всё это успеть записать и запомнить. А поскольку никакая голова, никакая рука не приветствует этот темп, я очень приветствую эти штучки – диктофоны. Сразу даю разрешение на это. Единственная просьба – этим не торговать. Для себя это делайте. Приходите домой, пользуйтесь этими записями. Дополняйте в тетрадки что не записали. Люди, которые это делают вообще тащатся. Говорят, это такой еще дополнительный мощный стимул для обучения.

Ну, а теперь непосредственно то, что вам нужно записать. Там где вы оставили местечко в конце тетрадки, пишем заголовок «Методика работы с английским языком». И всё, что я сейчас буду говорить старайтесь писать как можно ближе к тексту. Пишем.

При изучении английского языка у каждого неизбежно возникает ряд объективных проблем. Почему объективных? Потому что они вытекают из самой природы, особенности английского языка. Когда они учат русский, у них свои проблемы возникают. У нас - свои. Какие это проблемы? Мы сейчас их сформулируем и более того, мы сразу пометим, как с ними легче всего справляться. Чтобы эту кровь не проливать, чтобы joy и pleasure были.

Первая проблема английского языка, серьезная проблема. У нее есть фамилия, у этой проблемы – Произношение.

Пишем. Английский язык – один из самых трудных в мире с точки зрения произношения. Лермонтов, тот самый наш Лермонтов. Он же ведет корни от Шотландии, предок у него был Лермонт. Он приехал к Ивану Грозному служить и так и остался. И по отцовской линии пошел вот Михаил Юрьевич. Он успел съездить за свою короткую жизнь в Англию посмотреть свои родовые места. И в своем путевом дневнике записал фразу, я ее лично читал: «Английский язык это ужас для англичан и кошмар для иностранцев». Понимая под этим, прежде всего, вот это (произношение).

Почему? У английской фонетики очень много правил. И к великому сожалению, очень много исключений из этих правил. Привожу пример. В английском алфавите есть буква, соответствующая русской букве О. Звучит она «оу» - [əʊ]. И в некоторых словах она так и звучит, как в алфавите мы ее учим. Вот вам глагол «идтиgo (гоу) – [ɡəʊ]». Но в таком же по конструкции слове и тоже в глаголе «делатьdo (ду) – [duː]» эта же самая буква звучит уже просто «у». В слове «домашнийhome (хоум) – [həʊm]» она опять звучит так, как положено. Но мы меняем только одну букву «h» и получается слово «приходитьcome (кам) – [kʌm]», и в нем эта же самая «оу» звучит уже чисто «а».

Go (гоу) [ɡəʊ]Do (ду) [duː] Home (хоум) [həʊm] Come (кам) [kʌm]. И это еще не всё.

Английская женщина пишется вот так – woman. У этого слова три законных варианта звучания. Классический «вУмэн – [ˈwʊmən]». Американцы часто произосят «вОмэн», почти как пишется. И южане англичане произносят «вумАн», с ударением на конец.

Если женщина не одна, а несколько. Слово переписывается у них вот так – women. Меняется одна буква. И русская логика, конечно, предполагает, что в этом месте оно и изменится по звучанию. На самом деле происходит следующее. Это слово звучит «woman (вумэн) – n]», а это «women (вимин) – [wɪmɪn]». Почему вдруг вот эта «о» начинает звучать как «и» никакая английская фонетика не объясняет. И никакой специалист этого не объясняет. К нему подходишь и со слезами на глазах кричишь: «Why? (Почему?)». Он смотрит на тебя и спокойно говорит: «Because (Потому что)». Примеров – миллион. Причем, очень тяжелых примеров.

Смотрите. Вот слово из 4-х букв - wind. Когда оно работает существительным, оно звучит практически как пишется «wind (винд) – [wɪnd]ветер». Мы будем петь с вами песню «Ветер перемен» Скорпионовскую «Wind of change». Но это же самое слово у англичан может работать глаголом и переводиться на русский язык как «крутить, закручивать, подкручивать», например, у часов. И тогда эти же 4-ре буквы уже звучат «wind (ваинд) – [waɪnd]». [wɪnd] и [waɪnd], а почему никто не знает. Ну, почему? Вот оно написано wind[wɪnd]  или [waɪnd], как это произнести? Какой наукой, каким законом о фонетике это объясняется? Никаким.

Глагол «read (рид) – [riːd]», его знают все, кто изучал английский. Когда оно работает в настоящем времени, оно читается «(рид) – [riːd]» – «I readriːd]Я читаю». Когда мне нужно сказать «я вчера читал», в прошедшее время с этим глаголом уйти, остаются эти же 4-ре буквы, а звучит слово уже (рэд) «read (рэд) – [red] читал». И оно написано в тексте, я его должен прочитать. А я не знаю present это или past, [riːd] или [red].

Слово «mobile» звучит «(моубайл) – məʊbaɪl]. Ладно, пусть. Логика по закону грамматики. Я добавляют вот так – automobile русский автомобиль. И моя русская логика требует, чтобы оно звучало «(аутомоубайл) – [ˈɔːməʊbaɪl]», ну, если это «mobile (моубайл) – [məʊbaɪl]». Ничего подобного. Слово звучит как «(аутомобил) – [ˈɔːtəməʊˌbiːl]. Те же буквы звучат совсем по-другому.

Проблему я вам обозначил. Как с ней, с этой проблемой бороться? Существует два пути. Кстати, обратите внимание как я сделал пальцы. Двойку только так показывайте. У них страшные проблемы имеются с людьми, которые неправильно пользуются языком пальцев. Вот вы можете показать двойку так, правильно, по русской логике. Это неправильно для них, это «victory[ˈvɪktəri]победа». Вы можете показать так. В этом случае вы рискуете получить в морду. Знаете почему? Потому что, когда вы так показали, тем самым вы человека, которому вы так показали, так далеко послали, особенно если это сделала женщина мужчине. Он туда конечно залезет, куда деваться, женщина послала. Но когда он оттуда выкарабкается, он придет к ней за «satisfaction[ˌsætɪsˈfækʃn]».

Причем, это очень серьезно. Вы все норовите показать вот так, да? OK – это действительно OK, но далеко не для всех. Вот такой значок у южных французов, итальянцев, у всего средиземноморья южного, и вы им это покажете. То этим самым вы сказали, что вы «голубой» и ищите пару.

У меня друг, а у него двоюродный брат. Он в Парижском метро в приливе интернациональной любви ко всем, нас же так учили, вот так показал двум неграм. Они за ним бегали по всему перрону в ответ на его призыв. Когда он от них отбился, они ему сказали: «Дурак что ли? Зачем ты это делаешь?».

Мы ехали с дружком по славному городу Далласу в машине ночью. Он повез меня показывать место, где Кеннеди убили. И на светофоре нас догнала страшного вида лоханка, битком забитая неграми. Торчали там отовсюду, разве что кроме выхлопной трубы. И мой американец так на них посмотрел неодобрительно и ничего не сказал. Но им это показалось достаточным. И они ответили ему вполне по пролетарски, вот так сделав. Он говорит: «Зря они это сделали». Я говорю: «Why?». Он говорит: «You’ll see (Ты увидишь)». Мы двинулись на зеленый светофор. Они поехали за нами, матерясь по-прежнему. И из темного переулка выехал невидимый нами раньше, полицейский джип и пошел за ними. Я говорю: «Чё дальше будет?». Он говорит: «Если они не присмиреют, он включит мигалку». Я говорю: «А потом чё будет?». Он говорит: «В этом случае у них всего 40 секунд, чтобы заглушить мотор, всем выйти и положить руки на капот». Я говорю: «А если они этого не сделают?». Он говорит: «Они об этом будут очень горько жалеть всю оставшуюся жизнь».

Понимаете? С жестами надо быть аккуратными. И применять их либо зная, либо не применять вообще.

Так вот, два способа борьбы с этой проблемой (произношением). Первый способ, что называется «в лоб». Вот они (книги) лежат, битком забитые шкафы. Я вам выдам фонетику английскую и скажу, как ее учить. Я ее учить с вами не буду. Вы ее будете учить, вы потратите на это очень много времени. Но вот эти проблемы они так с вами и останутся. Потому что каждый раз, когда вы будете встречать неизвестное вам слово, вы ни в коем случае не можете быть уверены, работает ли это слово в своем произношении по законам фонетики или оно является исключением из фонетики. И вы всё равно полезете в словарь, и всё равно будете смотреть, как оно произносится. То есть будете смотреть так называемую транскрипцию.

А раз это так, то тратить время, очень много, кстати, времени тратить на фонетику, это то, что у американцев называется «monkey business (мартышкин труд)», они этот образ тоже прекрасно знают. И они тратить время на такие вещи, как правило, отказываются.

Значит, остается один способ. Этот способ самый надежный, на мой взгляд. Это способ «от природы». То есть, когда рождается английский/американский ребеночек, он не знает что такое монофтонг, дифтонг, трифтонг. Он этого не знает. Он не знает, что такое открытый слог, что такое закрытый слог. Ничего этого не знает. Но он к трем годам великолепно говорит с великолепным произношением. Шварценеггер 30-ть с лишним лет живет в Америке, от его произношения все воротятся. Потому что он уже приехал в годах. С Ван Дамом отказываются сниматься, потому что актеры его не понимают. Они теряют образ, когда он начинает рот открывать. А ребенок английский к трем-четырем годам говорит на английском американском прекрасно.

Why? (Почему?)

Потому что он не тратит время вот на это. И он верит маме и папе своему. Если мама и папа ему сказали, что вот это «table – [ˈteɪbl̩]» , то маленькому ребенку плевать, что оно пишется table (табле). Он запомнит, что это [ˈteɪbl̩], он взял его на звук. Потом он приходит в школу и говорит, да это [ˈteɪbl̩], только вот так пишется table. И в этом возрасте ему уже легко переступить через эту ситуацию.

Мы с вами будем пользоваться этой схемой. Я буду давать вам произношение слов, мы будем слушать с вами огромное количество песен носителей языка. У вас будут дома выданные вам материалы тоже на дисках и на лентах, англичане очень чисто начитывают нам эту книгу. Вы должны брать слова по факту. И не забивать себе голову вот этим вот «Why?». Это не нужно. По крайней мере, сейчас это не нужно. Запоминайте слово по звучанию и практикуйтесь так, чтобы ваше звучание совпало с их. «И всё – That’s all».

Кстати, хочу вам сказать, не одни англичане проблемны с произношением. На английский язык распространяется один нехороший закон. У них фонетика не транскрипична. То есть, пишется слово так, а произносится по-другому. Но ведь точно такое же явление во французском языке. Смотрите, кто такой (пеугеоут) – Peugeot (Пежо). Ну, и что нам тяжелее стало жить от того, что оно пишется (пеугеоут), а звучит Пежо. Мы их сопоставили и забыли про это. Не надо напрягаться на этом, надо брать это по факту. Это намного проще, намного легче. И быстрее и правильней.

Значит, вот как мы будем бороться с проблемой произношения. Вы должны внимательнейшим образом все слушать. Когда мы будем петь, я должен видеть, что ваши губы звучат. Потому что, я вижу, как они звучат. Я умею это делать. Если ты неправильно это слово произнесла или наоборот, ты великолепно это слово произнесла. Конфетка тебе. Делайте как я прошу, с первого урока это запоминайте.

 

 Все лекции по грамматике английского языка

 Часть 2 - Вторая, третья и четвертая проблемы английского языка